alsit25: (alsit)
Неподдержанная энигмой рассудка
Вода собирается в обтесанном камне – водосборах.
Земля высохла. Под собой она несет
Воду. Рыба живет в колодцах. Листья,
Озабоченная трава - каракулями на свету.
Сорняки вьюнков и тучного крестовника как – то забывают цвести здесь:
Неистощимая одежда выброшена в мусор
При каждом случае. Может быть сама собой теперь,
День почти вынужден клониться к закату
И, медля, открывает новые проспекты,
Которые не посягают на пространство, но живут здесь с нами.
Другие сны приходили и уходили пока сугробы
Цветных глаголов и прилагательных кукожились от света
До нянечки в тени их тяги к методичности,
Но больше всего она любила частицы,
Превращающие предметы одной категории
В определенные, каждые отличающиеся
Внутри и по отдельности от их класса.
Во всем этом возникновении ни намека
На прилив, только приятное колебание воздуха,
В котором все кажется настоящим, чтобы
Ни прошло или ожидается. Все это приглашение.
Слишком много цветов выстроились в ночи
Улицы, когда уже немного их видно, но
Их истории звучат громче, чем жужжанье
Насекомых и клейкий шум, замыкавший шествие,
Волоча его в новый факт дня.
Эти знаки следует читать как любое
Приветствие, прежде чем перейти к делу,
Но люди держатся пушек, и слишком сильным
Было их упрямство соответствовать остальному
( Словно долгие вспышки белых птиц, отказывающихся умирать,
Когда умирает день), так что никто не понял деформацию,
Показавшую это основное движение, как неизменное
Отступление, равнину, медленно становившуюся горой.

Так что каждый нашел себя в сетях
В качестве вида, и все усилия вывернуться
Затягивали все больше, неумолимо, поскольку
Все существующее должно быть рассказано, прорасти от
Границы до границы. Там были камни
Прочтенные, как клочки солнечного света, и была там история
Прародителей, решительного юного чемпиона,
( Строки однажды рассказанные другому, теперь
Возвращены новому рассказчику) обеды и приемы,
Свет в старом доме, секретный проход
Там, где комната подыгрывала другой, но всё это
Было осмотрительностью времени, наблюдающего себя
Ибо ничего в сложной истории не растет снаружи –
Величие в момент рассказа остается не разгаданным
До изобилия его эпизода, боль, смешанная с наслаждением,
Утихает в самый момент бурного
Расцвета, продукта неизменного плача.

Иные истории пережили династии строителей,
Но их эхо само завершилось, стало
Предчувствием, а оно всего лишь память, в конце концов.
Ибо возможности ограничены. И видится
В конце, что кротким и добрым воздастся
И что неправедный обречен гореть вечно
У его ошибок, печальнее и мудрее, тем не менее.
Между этими крайностями остальные копошатся с горем пополам
Как мы, неуверенные, но неся безыскусно
Свои функции второстепенного персонажа, кто должен
Подразумеваться. Это мы создали эти
Джунгли и назвали их космосом, дав имя каждому корню.
Каждому змию, ради звука имени
Пока оно смутно звенит, вопреки нашим наслаждениям,
Равнодушие и есть наслаждение. И чем были бы имена
Без аудитории, ограничивающей бесчисленные
Потасовки, возрожденные для доброго юмора, когда
Они появляются в непроницаемом вечернем воздухе? Так что,
Хотя арифметика ошибается,
Баланс восстановлен, потому что это
Балансирует, зная, что победит,
И человек, ошибившись дважды, оправдан.
alsit25: (alsit)
Он говорит, что не хочется работать сегодня.
Никому не хочется. Здесь в тени
За домом, защищенный от шума улицы
Всякий может вернуться к прошлым чувствам,
Иные откинуть, удержав остальные.
Словесные перепалки
Меж нами интенсивнее, когда меньше
Чувств, усложняющих суть.
Еще одна карусель? Нет, но последние
Слова, которые ты всегда находишь, спасают меня
Прежде чем настает ночь. Мы плывем
В наших снах, словно на ледяной барже,
Наполненные вопросами и звездами,
Не дающими уснуть, мы думаем о снах
По мере их поступления. Вот такое случилось. Ты сказал.

Я сказал, но не могу скрыть. И это мой выбор,
Спасибо. Ты очень приятный человек.
Спасибо, Ты тоже.

Оригинал:
https://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/detail/47768
alsit25: (alsit)
Средневековый город с бобриком
Бойскаута из Нагои? Снег,

Падающий, когда хочется чтоб шел снег?
Прекрасный образ? Стараясь избежать

Мыслей, как в этих стихах? Но мы
Возвращаемся к ним, как к жене, оставляя

Желанных любовниц? Они теперь
Должны верить в это

Как мы этому верим. В школе
Все мысли были причесаны –

Что оставалось, было как поле.
Закрой глаза и почувствуешь это на мили.

Теперь открой их на узкой вертикальной тропе,
И получим мы – что? – немного цветов вскоре?

Оригинал:

https://www.youtube.com/watch?v=MIZJcVr3m8Y

http://writing.upenn.edu/~afilreis//88/what-is-poetry.html
alsit25: (alsit)

Да, доводы его внушают интерес

Но не симпатию. И меньше,

Чем показалось сразу. И разница ли есть

Когда крапива, начиная у оград

Становится толпой? Три стороны

Закрытые, четвертая открыта всем ветрам,

Выход и вход, и жесты театрально расставляют знаки

Подобно сорнякам, сгибающимся, как

Когда под снегом сад?

Ах, но должно другое быть, совсем другое

Развлеченье, не с привкусом металла

На языке, когда я в сторону смотрю и густота черна, как порох

В углах, где не прекращает сочинять трава,

И алость роз в местах неожидаемых, и словно

На книгу вдруг закрытую давление руки.

Запутанные версии всей этой правды

Прочесаны, и выдраны клубки.

Разбросаны вокруг. За маской

Оценка по достоинству, слова

Что это хорошо, не появляются почти, а если

Находятся, то замирают на ветру, и принося к порогу

Речи. История ветшает, если рассказать ее.

Все дневники похожи, чисты и холодны. Они

Горизонтальны, параллельные земле,

Как мертвецы, не сброшенные в кучу, пора все перечесть

И прошлое проскочит между пальцев, желая, чтоб вы были

там. Ashbery’s first book, Some Trees (1956) won the Yale Younger Poets Prize. The competition was judged by W.H. Auden, who famously confessed later that he hadn’t understood a word of the winning manuscript


Оригинал:

http://www.poetryfoundation.org/poetrymagazine/browse/123/2#!/20596246Ashberys first book, Some Trees (1956) won the Yale Younger Poets Prize. The competition was judged by W.H. Auden, who famously confessed later that he hadnt understood a word of the winning manuscript

alsit25: (alsit)

Первое из не раскодированных сообщений говорит: «Попая окружают грома

Немыслимые. Из обувной коробки в квартире,

Из багрового цвета шторы, возникает головоломка – в деревне».

Отдыхая на зеленом диване Морская Карга: «Как приятно

Проводить отпуск en la casa de Popeye», - говорит, скребя

Одинокий волос на раздвоенном подбородке. Она вспоминает вкус шпината


И собирается спросить Уимпи, хватит ли шпината.

«Драгая, - прерывает он, - над равниной уже грома

Сегодня, и все будет, как пожелаете» - говорит он, скребя

Часть головы под шляпой. В квартире,

Кажется, становится меньше места. «Но что, если не очень приятно,

Когда вдохновение несет к звездам? Ибо это в моей деревне».


Вдруг они вспоминают, как дешева была жизнь в деревне.

Уимпи обдуманно открывает банку номер 2 шпината,

Дверь открывается, и к ним вползает Свипи: «Как приятно»!

Но Свипи выглядит мрачно с запиской, приколотой к слюнявчику, «Грома

И слезы тщетны, - говорится там,- впредь квартире

Попая помниться, как космос, его отравляя или целя, не повреждая или скребя.


Олив влетает в окно, оконная герань преграждает путь, скребя

Ей длинное бедро. «У меня новости! - выдыхает она - Попай вынужден был бежать плена в деревне

Одним ветреным вечером из- за интриг его высохшего дублированного отца, завидующего квартире

И всему, что там есть, включая меня и запасы шпината,

Он мечет молнии любящего грома

к собственному удивленному становлению, прерывая то, что приятно,


Арпеджио нашего времени. Не будет более приятно

Лучам солнца освежать ощущение старения, и, больше не скребя

Стволы и мшистую листву, будет только идеальный мрак и грома».

Она хватает Свипи, «Я забираю сопляка, пусть живет в деревне».

«Стой, нельзя же, он не закончил банку шпината»,

Убеждает Морская Карга, бесстрашно присматриваясь к квартире.


Но Олив вне пределов слышимости, Теперь в квартире

Наступает иная непривычная тишина. «Вообще приятно -

Думает Морская Карга, - если здесь есть все, чтоб не бояться шпината,

Тогда мне без разницы. Может надо пригласить Алису Тупицу», - скребя

Сосок говорит она задумчиво, - Но Уимпи, как эти в деревне,

Деревенщина, всегда отрыгивает». Мелкие сначала грома


Разгуливаются в квартире, это домашние грома

Цвета шпината, Попай фыркает, скребя

Яйца, явно приятно провести день в деревне.


Примечание: Персонажи этой сестины - герои мультипликационного сериала «Попай»

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D1%80%D1%8F%D0%BA_%D0%9F%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D0%B9


Оригинал:

http://www.poetryfoundation.org/poem/177258

alsit25: (alsit)



https://newyorkschoolpoets.wordpress.com/2014/11/03/john-ashberys-a-sweet-disorder-in-the-new-yorker-and-herrick-and-keats/

Д. Эшбери


Милый беспорядок


Простите мой саронг. Мне б Ширли Темпл.*

Конечно, сэр. Желаете его вы с шерри?

Я полагаю, да. Ведь это входит в смесь?

Да, честно говоря. Одни его хотят

Другие меньше. Тогда, мне с шерри.

Простите за незнание, что это de rigueur

И в кружку, как всегда. Конечно.


Не помнит он меня

А был прекрасный день.

Играли твой фокстрот любимый,

И галстуки они носили.

Уж положись на то.


Мой бог, уже 7:30,

Все это наша тара? Простите прошлое мое

но раньше все было одно.

И вряд ли избежит того, что избежало вашего вниманья,

мой искренний протест.

Как выглядело это раньше?

Проснулся я иль сплю?


Оригинал:

http://www.newyorker.com/magazine/2014/11/10/sweet-disorder

*

Название коктейля по имени актрисы.



Р.Геррик


Милый беспорядок.



Одежды милый беспорядок

На блуд всех одеяний падок –

Батист наброшенный на плечи

Волнует до потери речи,

А кружева, то там, то тут

В малиновый корсаж влекут.

Манжет небрежный, всем на диво

Подвязка, сползшая стыдливо,

И юбки нижней нежный цвет -

Причина сладостных замет.

В шнурке беспечном вижу я

Всю дикость благонравия.

Прельщай, в искусстве тем мы дале,

Чем недвусмысленней детали.



Оригинал:


http://www.bartleby.com/40/211.html

alsit25: (alsit)
Как журнальный столик, стул скользит слегка

по натертому полу, его сиделки натерли ему бока
опять. Как он сверкает! Объятия сменяются поцелуями;
Золотушный живет по электрическим часам.
Определённо, полночь
на этот раз слишком рано.

Она сказала, «мои руки, как лоханки» – никто

не понял, что она имела в виду, но проблемы
обходили без вопросов. Теперь, когда павлин
глядит со скотного двора, никто его не принимает за               

елочное украшение,
И, прямо к делу, она говорит: Ты мне нравился больше в шкуре.
Было это на скачках в Рангуне? Но за птицей снова
последнее слово.


оригинал:
http://www.engeler.de/hegel.html



alsit25: (alsit)

Они снесли старые кинотеатры,

Вырвали трамвайные рельсы, расширили дороги.

Фонари, обочины с деревьями исчезли,

Они знают, кто пришел потом.

Рассказы об умерших руках и связях, по большей части

Не рассказаны, пока кто - то, кто бывал там однажды,

Не посетит прежних соседей, и потом

Поведает о пространстве

Полудня, как это случалось в полдень,

Так что не осталось упоминаний, и следы не смогли выжить,

Ибо крутые времена грядут. И определенно,

Даже когда рассказ закончился, его тень исчезла.

Дважды рассказанную историю нельзя поведать снова,

Пока дети однажды не выкопают прошлое в аттике

Или под кустами в саду: «Что это»?

И ты должен им рассказать, будешь должен рассказать,

Что гигантская природа вещей обладала лицом

Однажды, и ногами, как всякий человек, и в один день

Вырвалась из скорлупы, всегда бывшей,

Поменяло ответы на ложь, юные амбиции –

На каламбуры с бородой, на прихоти, на некую

Антикварную тревогу, что этот ущербный день никогда

Не продлится, если мы хотим пережить связку

С полднем, достичь лысых вершин вечера.


Явно мы защищены, явно кто –то думает о нас

Достаточно часто, чтобы мы не испачкались, явно

Мы все похожи, и знаем друг друга с раннего

Детства, в радости и горе, явно мы завтракаем

Каждый день, и испражняемся, и ставим чайник на плиту

Чтобы поменять тему, слишком искажая начальную

Посылку до природы природного вожделения,

Поглотившего нас сейчас. И когда мы вернемся

С пикника, ожидая, что мебель волшебным образом

Переставлена по пересмотренным, менее великим проектам

Никто не озаботится спросить, кроме Кота в Сапогах,

Какова же новая предпосылка? « Попробуй эту, пыли

Меньше на этой, чем горестных красок, время,

Начать сначала и догнать время, на время, однако,

Перегнав соседей, бранящихся на закате, раз ты убедил их,

Что не играешь и, следовательно, не жульничаешь. Когда принцессы

Придут повидать тебя под благовидным предлогом, ты познаешь, что

Подземный поток всегда лился и он и есть поверхность,

И театр для всех еще впереди. Плохо, что ревизии

Никогда не усваиваются, но тебе повезло, сейчас

Меняется мина на лице. Тучные времена следуют за тощими.


И медальон еще на шее, на цепочке,

Вопрошатели, деятели, молчат в полном недоумении,

Когда пришло время подняться подобно железному занавесу

Во вспышке рассвета. Я это сделаю. Но не больше.

Я не могу думать о крае помоста.


И отказ от любви де факто - признак

Чего-то еще происходящего,

Что-то подобное происходит в своей измеримости –

Нежность событий недавнего прошлого, память о подробностях

Таких же живых, как если бы они еще случались

И что-то делали, хотя, как прозрачные кирпичи

В этом подробном сне, их невозможно увидеть.



Оригинал:

https://readalittlepoetry.wordpress.com/2006/12/26/forgotten-sex-by-john-ashbery/

alsit25: (alsit)

Человек в красной шапке

И белый медведь, они тоже здесь?

Окно отбрасывает тень,

Они тоже здесь?

И все эти малости,

Мои инициалы в небе,

В постели арктической летней ночи?

Медведь

Сдох, завидев окно.

Прекрасные племена переселились на север.

В гаснущем вечере ласточки сбиваются в кучу.

Реки крыльев окружают нас в необъятной муке.




Оригинал :

http://www.poemhunter.com/poem/glazunoviana/
alsit25: (alsit)

Может звуки шагов в лесу

или устаревшая депеша от Мышиного Короля,

говорящая - возвращайся к границе, все прощено.

И он потерялся, заговариваясь на берегу какого-то

неведомого острова Его жесты и речь обретали смысл

когда совпадали. Это случалось только, когда ветер развеивал их,

так что они ничего не значили, значили только для кого - то.



Оригинал:

http://thingskateloves.tumblr.com/post/442925699/the-black-prince-john-ashbery?printТо ли играли в американский футбол в лесу,То ли играли в американский футбол в лесу,
То ли пришло письмо от Мышиного короля,
Без даты: выдвигайся обратно к границе, все прощено.

И он пропал: берег острова, из тех, что нет
на карте, невнятное бормотание. Речь становилась пронзительно
ясной, если верить жестикуляции. Но это - когда ветер сносил вбок
слова, так что сказанное теряло всякий смысл, для кого-то столь важный

То ли играли в американский футбол в лесу,
То ли пришло письмо от Мышиного короля,
Без даты: выдвигайся обратно к границе, все прощено.

И он пропал: берег острова, из тех, что нет
на карте, невнятное бормотание. Речь становилась пронзительно
ясной, если верить жестикуляции. Но это - когда ветер сносил вбок
слова, так что сказанное теряло всякий смысл, для кого-то столь важный

alsit25: (alsit)
Опаздывая в оперу однажды вечером,
я наткнулся на доктора Gradus ad Parnassum , несущегося по мраморной лестнице
подобно лебедю. «На вашем месте я бы не спешил», — признался он.
«Эта работа Верди была написана до его рождения.
Конечно, его версия легенды о Фаусте уникальна:
Фауст искушает Мефистофеля придумать что- нибудь,
помимо обычной хренотени. Наконец, когда дьявол уже не может приложить ума, он
побуждает Валентина занять его место, обещая щедрую награду
по эту сторону Старой Коптильни. Потом, как всем известно, Гретхен оказывается в стесненных обстоятельствах.
Они решают состряпать дело о совращении… Но скорее
ветер поколеблет чело Фауста, чем он выйдет на улицу,
он не может сказать ни откуда пришел, ни был ли он когда – либо юным,
чтобы быть искушенным вернуть время вспять».
Это был момент истины,
Двадцать миллионов летучих мышей вылетают из поразительно вульгарной дренажной трубы, каждую ночь, зимой и летом Я не шучу. После стремительной атаки,
они летят назад. Все случается за
минуты, секунды, по большому счету. Что напоминает мне, выбрал ли ты свою секунду?
Мефисто требует от тебя использовать эту рапиру. Лучше не найдешь.
Нет, в этом нет ничего плохого.


Часом позже я стоял с добрым доктором
в покрытом снегом саду. Он настаивал на целесообразности
горчичников, налепленных на меня. « Видите ли, это разумно».

И мы оба знали, насколько они ядовиты, когда преобладает некое умонастроение,
хотя только если их держать минуты, не более и не менее.

До встречи, старина.

Оригинал:
http://www.poetryarchive.org/poem/local-legend

прим. Секунда – прием фехтования http://parad.fechtmeister.ru/vtoroy-parad.html
alsit25: (Default)

Сервантес во сне написал Дон Кихота.

И Джойс не проснулся в главе Блуждающие Скалы в Улиссе.

Гомер клевал носом и засыпал в лучших местах Илиады, но проснулся, когда писал Одиссею.

Пруст прохрапел всю Пленницу, и легионы читателей тоже.

Мелвилл проспал за штурвалом большую часть Моби Дика.

Фицджеральд не просыпался всю Ночь Нежна, и , возможно, это уже никого не удивит .

Но определенно то, что Манн дремал на склонах Волшебной Горы, а то, что он все-таки написал ее,  событие экстраординарное, даже более того.

Кафка, конечно, не спал никогда, и когда не писал,  и в неприсутственные дни.

Мало что известно о писательских привычках Джордж Элиот,

думаю, она просыпалась на минутку, что-то записывала и снова  проваливалась в сон.

Лу Уолесс всхрапнул, что невозможно, во время состязания колесниц в Бен Гуре,

Эмили Дикинсон спала на холодном, узком ложе в Амхерсте, а когда просыпалась, на оконном стекле ждал  новый стишок, начертанный Дедом Морозом, на дворе звенела стеклянная павшая листва.

Старина Уолт храпел, когда сочинял, но как и мы, настаивал ,что не храпит. 

А Моэм храпел на Ривьере.

Агата Кристи спала элегантно, как спят все женщины, и потому ее романы подобны тартинкам к чаю-

искусно сделанные,  по большей части.

Я засыпаю, когда не могу противиться сну, но мои стихи и сон постоянно совершенствуются.

 

У меня много есть чего сказать, но не хочу вас задерживать.

Никогда не садитесь в лодку с писателем – они никогда не знают, когда надо остановиться.

Птицы плохой пример для подражания.

Философу следует указать на дверь, но даже не пытайтесь, себе дороже.

Из рабов выходят отличные слуги.

Чистка зубов не всегда делает вас красивей.

Храните чистые коврики в ветхих наволочках.

Кормите собаку - только если она гавкает.

Спускайте опивки чая в унитаз,

Остатки кофе в раковину.

Остерегайтесь анонимок – может случиться, что вы сами их пишите,

В  бессловесном восторге сна.

 оригинал здесь:

http://www.poetryfoundation.org/poem/182859

Profile

alsit25: (Default)
alsit25

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45 6 7 8
9 10 11 12 1314 15
1617 18 1920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 12:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios