alsit25: (alsit)
В продолжение разговора о том, что большие поэты обычно плохо переводят других великих, впадая в соблазн замазать белилами оригинальный холст и написать поверх нечто свое по чуть различимым контурам, можно привести свежую попытку укротить неукротимого в переводе Роберта Фроста, а именно, вот это стихотворение:
A Winter Eden

A winter garden in an alder swamp,
Where conies now come out to sun and romp,
As near a paradise as it can be
And not melt snow or start a dormant tree.

It lifts existence on a plane of snow
One level higher than the earth below,
One level nearer heaven overhead,
And last year's berries shining scarlet red.

It lifts a gaunt luxuriating beast
Where he can stretch and hold his highest feat
On some wild apple tree's young tender bark,
What well may prove the year's high girdle mark.

So near to paradise all pairing ends:
Here loveless birds now flock as winter friends,
Content with bud-inspecting. They presume
To say which buds are leaf and which are bloom.

A feather-hammer gives a double knock.
This Eden day is done at two o'clock.
An hour of winter day might seem too short
To make it worth life's while to wake and sport.

Участвуют два поэта, один с талантом, что называется от Бога, и другой, скорее от мелкого беса. Первый А. Куликов - один из лучших современных поэтов, и, не дожидаясь решения времени, скажем прямо - гениальный (как ни опошлено это слово) в лучших своих стихотворениях, а второй - Ю. Лифшиц, поэт ровно никакой, но и переводчик бездарный.
В любом случае, это хороший повод прочесть и самого Фроста.

Зимний Эдем

Зимний сад в болоте ольхи,
Где кролики выходят на солнце и дерутся ,
Настолько это близко к раю, насколько возможно,
И не растопив снег или породив спящее ( нереализованное) дерево.

Уже само название «Эдем» определяет ассоциации Фроста – Райский Сад, дерево Познания, Змей соблазнитель, и вся возможная флора и фауна их окружающая в своей невинности. И, конечно, нагие Адам и Ева, что возможно только летом, пока не наступает «Зима тревоги нашей». Ибо в этом саду Фроста дерева еще нет, и мир лежит в первобытном хаосе, в болоте. Это крайне негативный взгляд на историю познания греха, хотя сад сам по себе уже предполагает вмешательство человека разумного. Но чем занимаются плодовитые и не отведавшие Плода кролики в этом раю? To romp –можно перевести, как - «резвятся», но в американском варианте языка – это дерутся.
Обратим внимание на то, что в первой строке глагола или деепричастия нет , полная статика, смерть.
Как же начинает Куликов?
Read more... )
alsit25: (анакреон)

Пичужку хотел я прогнать с глаз долой,

Чтоб слух не терзала мне день деньской.


Я, хлопнув в ладоши, прогнал её прочь,
Когда уже слушать стало невмочь.

Наверно, отчасти, моя в том вина.
Птичка поёт, потому что должна.


Конечно, нам всем научиться пора

Песни в сердцах не гнать со двора.



http://www.poemhunter.com/poem/a-minor-bird/













alsit25: (анакреон)

Пойду, очищу на лугу ручей

От листьев, я так делаю всегда.

(И, может, гляну, как чиста вода)

Я быстро - ты иди со мной.


Пойду, теленка с луга приведу,

Качается на ножках сосунок,

Уткнувшись в материнский теплый бок.

Я быстро - ты иди со мной.

http://www.bartleby.com/118/1.html


alsit25: (анакреон)

Объявлено о выходе книги переводов Фроста в исполнении поэта В.Бетаки. И что нас ждет?

http://tarzanissimo.livejournal.com/175877.html

Вот справка о том, кто это: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D1%82%D0%B0%D0%BA%D0%B8,_%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Судя по регалиям,  личность более чем достойная, великолепная биография и послужной список,  почтенный возраст и ясность мысли.  Оригинальный поэт и известный переводчик.


ВАСИЛИЙ БЕТАКИ


р. 1930, Ленинград


"До 1955 года жил на юге России, деля с ней всю ее судьбу; учился на заочном отделении ЛГУ, изучал иранистику, с конца 50-х годов печатался как поэт-переводчик - преимущественно английской и немецкой классики (Шекспир, Вальтер Скотт, Гёте и т. д.), выпустил книгу оригинальных стихотворений. В 1972 году вышел из Союза писателей СССР, годом позже эмигрировал, поселился в Париже. Издал отдельную - книгу собственных переводов из Брассенса и Бреля, многократно выступал в журнале "Континент" с переводами из поэзии советских диссидентов и близких к этому положению авторов, преимущественно с украинского языка. Лучшее переводное произведение Бетаки этих лет - венок сонетов лауреата Нобелевской премии Ярослава Сейферта, который мы и считаем нужным воспроизвести здесь."....

Обычно заурядные поэты переводят лучше, чем гении, но, читая упомянутого Сейферта,  очень хочется заглянуть в оригинал.  Мы же знакомы с творчеством переводчика по переводам из Киплинга, даже не


Read more... )

alsit25: (Default)

 
A breeze discovered my open book
And began to flutter the leaves to look
For a poem there used to be on Spring.
I tried to tell her "There's no such thing!"

For whom would a poem  be by?
The breeze disdained to make reply;
And a cloud-shadow crossed her face
For fear I would make her miss the place.

 Вот такое непереводимый стишок написал  Р.Фрост:

Бриз нашел книгу моих стихов открытой
И стал перелистывать страницы,
Ища стихи о Весне, когда то написанные.
Я пытался ответить ему, что там такого нет. Read more... )

Т.е раньше было, а в  переиздании нет. Но Фрост может и лукавить, это его особенность, хитрого сельского старичка и стишок там все же есть. Однако   «бриз» раньше стишок, посвященный ему, читал или Фрост ему вслух декламировал, и теперь перечитать захотелось. Наверно там юная девушка сравнивалась с Весной. Проблема в том, что «бриз» оказался женского рода ( her) и тогда надо найти в русском языке соответствие. Но нет такого, все сиверки мужского рода. А буря книгу скорее порвет.  
И что делать?
 
Но Фрост продолжает объяснять ветренице,  что зря она волнуется, другой Весне он посвятить не мог, уже Зима, но и с Весной он давно разошелся, а может и нет, может он ею продолжает восхищаться.  
И говорит:
Кому теперь я мог бы посвятить стишок о Весне, кроме того?

А дальше замечательно выписанная реакция читательницы:
 
«Бриз» не  удостоила меня ответом,
И облако тенью прошло по ее лицу
Ибо она испугалась, что я помешаю ей найти стишок.
 
Disdained –презрительная! «Бриз» явно уверена, что старый лукавый Фрост стишок из книжки все-таки не выбросил. Вот сколько тончайших психологических характеристик содержится в 8 строчках.
 
И перевести его нельзя, ибо прецедент есть  «На Севере диком растет одиноко..» , где, как известно, Лермонтов ввел однополую любовь. Но что позволено Лермонтову, то не совсем прилично делать современным поэтам.
Тем не менее, ничтоже сумяшися, они берутся за дело. Один профессионал  и два дилетанта.
Профессионал здесь  самый глупый современный переводчик В. Топоров
 
Зыбь отыскала мою тетрадь
И принялась, шелестя, листать.
"Где, - зашептала, - стихи о весне?"
Нет, отвечал я, весна не по мне.

Проблему он решает просто, надо чего-то женского рода, годиться зыбь. Если это зыбь морская, то книга промокнет, если зыбучий песок, то ее засосет.  Уже неважно, что она еще и шелестит.

Мне, отвечал я, безвестна весна.
Зыбь замолчала, презренья полна,
И ускользнула, как тучка, пока
Не овладела и ею тоска.
 
Явно поэт шелестит аллитерациями, видно он решил написать нечто музыкальное, надеясь, что читать не будут, а только звуками наслаждаться.   В тоске оба персонажа. Зыбь понять можно, она оказывает еще и летает, как тучка. Но кроме презрения к автору это чуши , никакого чувства испытывать невозможно. Говорят, что автор стихотворения сейчас раздает премии лучшим поэтам  страны.
 
А вот дилетанты  показывают мастеру,  как надо переводить стихи.
http://raf-sh.livejournal.com/777074.html


Наткнулся на книгу мою ветерок
И начал листать за листком листок:
Здесь должен быть стишок о весне.
И он возразить не позволил мне.


"Но кто о весне напишет сонет?"—
На это не дал ветерок ответ,
Тень облака шла по его виску —
Досадой, что я его отвлеку.

Насколько нам известно, автор плохо знает английский язык и потому не сообразил про что написано стихотворение, Может он и вообще не читал оригинал. Но как оригинальные стихи   они довольно бессмысленны.  В 4 строчке поэт утверждает, что возражения не последовало, а в 5 –й  возражает, забыв, что сказал в 4-й. Более того, он ожидает что его стишок в его книгу должен написать ветерок. И почему тень точно попала на висок,  тоже не понятно. Видимо, лучше рифмы не придумалось.   Но как может ходить досадой тень, уму непостижимо. Тут и с русским языком проблемы.   Впрочем, у поэта есть благодарная аудитория , где все восхищаются его талантом.

Алена Алексеева
 
Это случай интересный, Переводить Фроста  любимое занятие поэтэсы. Правда, получается плохо. Хотя она, в отличие от остальных двух,  относится к переводу ответственно, судя по оставленным мемуарам  и вопросам к коллегам. Нпр. такой:
 
«но тогда возникает вопрос, - зачем "ей" так настойчиво листать книгу в поисках стихотворения, если"она" может написать такие стихи сама. И другой момент. почему Фрост акцентировал на женском роде ветра, почему не сделал ветер "мужчиной". должно же это что-то под собой подразумевать? У меня была мысль, что ветер женского рода может олицетворять вдохновение здесь? Или может быть легкомыслие? почему "женщина", как Вы думаете?»

 http://www.poezia.ru/article.php?sid=89354
Комментарии, как говориться, излишни. Но под стишком они присутствуют. Это уже характеристика не писательницы,  а читателей.  Дотошная Алексеева  читает все, что написано о Фросте, особенно по английски, безоговорочно  полагая, что носитель языка ошибиться не может. И вот что получилось:
 
На книгу, что я позабыл у окна,
Нахлынула вешнего ветра волна,
Стихи о весне она стала искать.
«Там нет их!» – волне я пытался сказать.

Нужны ли кому-то стихи о весне?..
И гордо молчала она в тишине,
Лишь облака тень не сходила с лица,
Чтоб я не мешал ей листать до конца.
 
Техническая проблема здесь решена просто.  Вешний ветер сравнен с волной, и дальше книгу листает не ветерок, а волна. Пролистнула страничку и дальше покатилась. Надо бы «волны», или Топоровскую зыбь. Легкое волнение в воздусях.  Но Волна  гордо молчит. Хотя в оригинале лирический герой удостоился презрения до самого конца то ли книги, то ли  конца сезона отстрела бедного поэта Р.Фроста.
После этого рокировка в правительстве России кажется жалким фарсом.


alsit25: (Default)

Но это, положим,  издержки портфеля редакции неплохого, в общем, журнала, надо же страницы чем то заполнять.  И даже такому  почтенному  журналу, как «Звезда», под присмотром Я.Гордина и конкретно начальника поэтического раздела там - А.Пурина. Это Вам не ИЛ! И вот Г.М. Кружков публикует там аналогичный труд   «Все познается в сравнении»

http://magazines.russ.ru/zvezda/2011/5/kr13-pr.html

И начинает сравнивать.

Начинает с Р.Фроста, ибо сам Кружков - один из основных его переводчиков, хотя Фроста переводить сложней Йетса.  Посмотрим, насколько убедительней его сопоставления, по сравнению с любителем поэзии Финкелем.

Сравнивается стихотворение Бунина «Дворецкий»

Read more... )

 

alsit25: (Default)


          Недавно состоялся забавный обмен репликами между двумя литераторами по поводу стихотворения Р.Фроста.

http://raf-sh.livejournal.com/781718.html

и здесь http://raf-sh.livejournal.com/781969.html  

          

Read more... )

 

alsit25: (Default)

 

Один из пяти переводчиков стихотворения Фроста «В лесу», переводы которого обсуждались в предыдущем эссе, откликнулся и, естественно, не согласился с нашими доводами, но возник разговор о  другом стихотворении Фроста «Кокон» в переводе его самого и его учителя  М. Бородицкой ( семинар  Кружкова , Бородицкой) .

http://trepang.livejournal.com/508678.html

Тем более что по ходу беседы Лев Оборин сформулировал несколько принципов  и семинара,  и других школ.  Переводчик переводит не оригинал, а свое впечатление  о нем. А поскольку впечатление трудно выразить словами, то подойдут любые или столь же впечатлительные.  Передаются не чувства и мысли автора,   среди которых случаются гении, а соответствующие – переводчиков.  Тогда понятно утверждение, что подстрочника не существует, хотя часто, когда обсуждается отрывок,  апологеты отсутствия подстрочника его все же приводят. Иначе же невозможно объяснить читателю, языка не знающего,  о чем идет речь. Или другими словами, поэт переводчик читает оригинал, как на своем языке, в голове складываются  образы, оригинал закрывается и пишется нечто адекватное в силу собственного таланта. Но подписывается именем автора оригинала, утверждая , что так и было.  При обсуждении сборника Новой Британской Поэзии (http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2009/6/ob16.html)  выяснилось, что хотя Оборин  согласился,  что там много халтуры, но полагает все же,  что некоторой ценностью  он обладает, ибо там много новых имен, как поэтов Британии, так и переводчиков.  Как говорится, комментарии излишни. Но  именно так оценил «7 веков перевода» под редакцией Витковского участник дискуссии в ИЛ однажды.

http://magazines.russ.ru/inostran/2009/2/ho6.html  (Хорек в курятнике

О книге Эрнста Левина "Декамерон переводчика”)

Read more... )

 

alsit25: (Default)
 

В ИЛ-ре появилась подборка переводов из Р.Фроста, сопровожденная предисловием Л. Ситника. http://magazines.russ.ru/inostran/2011/1/fr6.html

«На русский язык стихи Фроста переводили много и охотно, однако охватить весь массив его творчества еще предстоит».

Это правильно. Но не весь массив, хоть бы с десяток стишков! К сожалению, повторим, есть поэты непереводимые, потому что на языке перевода должен существовать хоть какой-то аналог поэта ,  которого переводишь. А его в данном случае нет. Максимум, что приходит на ум, это Б. Слуцкий, но он слишком серьезен. Сам Л. Ситник нам известен, как переводчик Эмили Дикинсон ( в своде переводов А. Гаврилова), где очень часто Л.С. совершенно не понимает то, что переводит. Не согласимся мы и с Фростом, непосредственность восприятия неизвестного читателя материя никому не известна, пока читатель не выскажется  ( см. замечание Фроста в предисловии Ситника) ,   но посредственность переводчика уже вполне доступна анализу. Позабавимся и мы старинной забавой сравнения таланта поэта и его переводчика, раз предложено Ситником.

 

Read more... )

 

alsit25: (Default)

 

Придется отвлечься от Киплинга опять, ибо попался нам диалог в сети, посвященный Фросту между высокопрофессиональным переводчиком

и переводчиком любителем. Но если определить профессионализм не оплатой труда поэтического, а владением ремеслом читателя стихов («метод чтения» см .ниже) и  техникой, хоть как –то сопоставимой с техникой тех, кого переводишь, то интересно сравнить, как отличается дилетант от профессионала, кода он читает  стихи или  переводит, если еще и переводит.

Но приведем прежде часть диалога. Обсуждается вопрос – нужно ли переводить уже переведенное кем –то. Точка зрения профессионала (  видимо , владеющего ремеслом , если речь идет о прозе, поскольку судить о нем, как о  переводчике стихов,  мы не можем, не зная португальского )  и сетевого любителя, денег за труды не получающего. Отметим также, что нишу в русском переводе Фроста занимают в основном два профессионала, Кружков и Топоров. О последнем речи нет, конечно, это случай клинический, а не литературоведческий.

 

Read more... )

 


 

 

alsit25: (Default)


 

В переводах из Гете мы хотим видеть Гете, а не его переводчика; если бы сам Пушкин взялся переводить Гете, мы и от него потребовали бы, чтобы он показал нам Гете, а не себя.
В.Г. Белинский

 

Позволим себе еще процитировать

 

Бродский : Русский поэт стихами пользуется, чтобы высказаться, чтобы душу излить. Даже самый отстранённый, самый холодный, самый формальный из русских поэтов... Почти вся современная поэзия своим существованием обязана в той или иной степени романтической линии. Фрост совершенно не связан с романтизмом. Он находится настолько же вне европейской традиции, насколько национальный американский опыт отличен от европейского.

Волков : И что вы видите в этом специфически американского?

Бродский : Колоссальная сдержанность и никакой лирики. Никакого пафоса. Всё названо своими именами... В протестантском искусстве нет склонности к оцерковливанию образности, нет склонности к ритуалу. В то время как в России традиция иная. Вот почему так трудно каким бы то ни было образом поместить Фроста в контекст русской литературы. Вот почему мироощущение Фроста, а вслед за мироощущением и его стих настолько альтернативны русскому. Он абсолютно другой.

 

И, тем не менее,  переводят.  Посмотрим - как. И на то, что просвечивает, собственно, за текстами переводчиков, т.е. они сами.   Обратимся к известному скандалисту и переводчику  В. Топорову – одному из столпов отечественного перевода . Или,  как он характеризует другого мэтра «..  одного из крупнейших поэтов-переводчиков ХХ века; из первой дюжины, а может быть, даже из первой полудюжины!...»  И, тем не менее, чужие труды В.Топоров комментирует вполне здраво. См. нпр . статью «Проказы Переводчиков».

(http://www.chaskor.ru/article/prokazy_perevodchikov_7526)

Статья доказывает тезис:

«В поэтическом переводе, достижениями в области, которого наша литература некогда гордилась, пробил час графомана». 

И доказывает вполне убедительно. Еще более убеждают его собственные труды –  потому что графоманией это назвать  нельзя никак.  Ибо это нечто феерическое.

 

Read more... )

Profile

alsit25: (Default)
alsit25

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45 6 7 8
9 10 11 12 1314 15
1617 18 1920 2122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:50 am
Powered by Dreamwidth Studios